«ДИАГНОСТИКА».spb.ru

Статьи


 
Методика ЦО
     

Ценностный опросник (ЦО) С. Шварца
и духовное развитие личности: нормальное и патологическое

А. Л. Лихтарников


1. Ценностное жизненное пространство человека;
2. Теория С.Шварца - В.Билски и ценностный опросник С.Шварца;
3. Литература;
4. Текст опросника;
5. Структура шкал

2. Теория С. Шварца - В. Билски и ценностный опросник С. Шварца


2.1. Описание
2.2. Формы опросника
2.3. Социализация и асоциализация
2.4. Возрастная динамика иерархии ценностей
2.5. Динамика ценностного развития



2.1. Описание


С. Шварц и В. Билски утверждают на основании анализа определений психологических ценностей в обширном списке исследований, что несмотря на большое число определений понятия "ценность" почти все определения обладают пятью общими чертами. В исследованиях ценностей при теоретическом обосновании их эмпирического изучения они принимаются как: а) убеждение (в чем-то) или верование (во что-то); б) представление состояния или поведения как желаемого (цель); в) нечто, значимость чего выходит за обычные границы; г) средства отбора или оценки событий и поведения; д) средства для упорядочивания событий по относительной важности [1: с.551]. Разумеется, подобные определения лишь приблизительно объясняют содержание понятия "ценность". Авторы построили теорию "универсальных типов ценностей", в основу которой была положена гипотеза о наличии у людей любой культуры "универсальной структуры ценностей", состоящей из отделенных друг от друга "мотивационных областей". Ценности рассматриваются ими как когнитивные репрезентации трех универсальных групп потребностей: биологических (витальных) потребностей; взаимодействия, необходимого для межличностной координации и общественных запросов для удовлетворения группового благополучия и выживания. Исходя из этого, авторы сначала дали концептуальные и операциональные определения для восьми мотивационных областей этих потребностей: наслаждение; безопасность; социальная власть; достижения; самоопределение; социальные нормы; конформность; зрелость. Затем ценности были классифицированы по интересам, которым они служат (индивидуальные - коллективные ) и по классам целей, к которым они относятся (терминальные - инструментальные). Типы ценностей в теории расширяют понятие мотивационной области и понимаются как некоторые критерии группирования ценностей. Постулируется, что: структурная организация системы ценностей отражает уровни, на которых одновременное предпочтение различных мотивационных потоков вызывает противоречия.

Итак, наиболее существенной частью теории являются две гипотезы о структуре типов ценностей. Первая состоит в том, что структура инвариантна относительно различий культур, т.е. универсальна. Вторая утверждает, что на основе анализа структур в них можно обнаружить мотивационные конфликты. Обе гипотезы, если они доказаны, означают определенные продвижения. Первая развивает теоретическую основу психологических ценностей, для которой "универсальность" - несомненный признак фундамента теории, который выходит за рамки только психологической науки. Вторая гипотеза - о мотивационных противоречиях - относится скорее к психологической теории личности, где мотивационные конфликты возможно рассматривать либо как движущие силы развития, либо как проблемы, порождающие психопатологию.

Авторы начали проверять свою теорию в 1985-87 годах на выборках в Израиле (455 испытуемых) и в Германии (331 испытуемый) с помощью опросника С. Шварца, который был разработан на основе известной методики М. Рокича (Rokeach Value Survay - RVS). Из 36 ценностей списков М. Рокича в опросник С.Шварца вошли только 21. Однако список терминальных ценностей был расширен до 30-ти, а список инструментальных - до 26-ти. Ряд ценностей был добавлен авторами в список М.Рокича для того, чтобы изучать структуры ценностей в разных культурах и сравнивать их относительно культур, социальных структур и т.д. В соответствии с инструкцией испытуемые используют восьмибальную шкалу (от 7 для одной - двух исключительно важных ценностей до 0 для не важной и -1 для ценности, противоположной принципам, которым следует испытуемый), по которой они оценивают ценности как руководящие принципы в своей жизни.

На основе такого инструмента было бы возможно предсказывать различия в поведении для различных культур. По мнению С.Шварца, интерпретации исследований подтверждают, что концепция системы ценностей как набора приоритетов совместимых или несовместимых целей едина для различных культур. С другой стороны, методика может различать культурные ценности, различные в разных культурах.

Кратко опишем существо результатов работы [1], отражающей идею кросс-культурного исследования мотивационных структур. Метод анализа пространств наименьшей размерности (smallest space analysis) С.Шварц и В.Билски применили к строкам корреляционной матрицы, следуя Л. Гуттману [2]. При этом величина обратная коэффициенту корреляции интерпретируется как расстояние между ценностями. Анализируя построенное путем трансформации пространства переменных многомерное пространство, точки в котором изображают ценности, авторы разделяют его на области. Области, по мнению авторов, могут быть интерпретированы как структура представлений испытуемых о ценностях в соответствии с априорной спецификацией ценностей по целям, интересам и мотивам. Подтверждением интерпретации является совпадение результатов в разноязычных выборках. Более того, авторы утверждают, что мотивационные структуры (области) ценностей организованы динамически относительно друг друга так, как предсказывают предложенные ими модели противоречий в мотивациях. Мы утверждаем (это было проверено нами путем сравнения результатов анализа двумя методами), что факторный анализ в контексте нашей основной цели адекватно отражает структуру мотивационных пространств, построенных методом Гуттмана. Поэтому мы используем факторные структуры, более понятные для отечественных психологов, чем метод наименьших квадратов, лежащий в основе модели Гуттмана.

Приведем шкалы (мотивационные типы) С.Шварца. В скобках даны оригинальные (английские) наименования шкал. Значения шкал (переменных 1-12) вычисляются по ключу. 1) Наслаждение (hedonism); 2) Достижения (achievement); 3) Социальная власть (social power); 4) Самоопределение (seft direction); 5) Стимуляция (stimulation); 6) Конформизм (restrictive conformity); 7) Социальность (prosocial); 8) Безопасность (security); 9) Зрелость (maturity); 10) Поддержка традиций (tradition maintenance); 11) Социальная культура (сulture specific values); 12) Духовность (spiritual). Вводится классификация этих мотивационных сфер ценностей по трем категориям: индивидуальные (1-5 шкалы), коллективные (6-8 шкалы) и двойные - индивидуальные и коллективные (9-12 шкалы) интересы.

Предварительные опросы в шести странах с помощью методики М. Рокича показали, что семь из восьми мотивационных типов выявляются в данных опроса во всех этих странах. Однако теория предсказывала 12 типов. Когда к 1992 году были получены данные по опроснику С. Шварца из 20 стран, то они дали подтверждение наличия 10 из 12 мотивационных типов.


2.2. Формы опросника


При проведении опросов школьников младше 13 лет мы получали естественно возникающие у них многочисленные вопросы, количество которых не удалось уменьшить уточнением перевода. Именно это наблюдение вместе с намерением изучать ценности детей и их семей побудило нас обратиться к исследованию самого опросника (далее этот вариант методики назовем формой А ценностного опросника). Было важно, чтобы "барьер" малознакомого ребенку слова не блокировал процесс опроса, но позволял ему ассоциировать семантику абстрактных понятий. Понятия, участвующие в описаниях ценностей, культурно-зависимы и многозначны. Так, в текстах методик М.Рокича и С.Шварца даны для испытуемого толкования в скобках ряда понятий: зрелая любовь (глубокая эмоциональная и духовная связь), общественное признание (уважение, одобрение других), честолюбивый (трудолюбивый, целеустремленный), способный (компетентный, эффективный, квалифицированный) и т.д. Эти пояснения означают, что автор текста "размывает" семантику оцениваемых испытуемым единиц опроса. Несложно заметить и проверить экспериментально субъективность и противоречивость семантики текстов с ценностной лексикой. Поэтому исходный перевод опросника, который вызывал 3-7 вопросов у каждого испытуемого, был преобразован в опросник из 75 ценностей вместо 56. В новом варианте все слова толкований инструментальных ценностей, приведенных в скобках, стали отдельными пунктами - ценностями (этот вариант методики был назван формой Б опросника). Далее был проведен опрос на выборке в 400 человек по обеим методикам (формы А и Б). Сравнение результатов проводилось корреляционным методом (выяснялись семантические поля единиц опросника - фраз и отдельных слов в контексте семантического поля всего опросника) и показало, что форма Б более предпочтительна как по семантической доступности текста для детей (принималась без затруднений детьми 9-11 лет), так и по чувствительности к специфическим особенностям выборки. Например, для двух выборок подростков (проживающих в рабочем общежитии и в квартирах) форма А обнаруживала по критерию Стьюдента вдвое меньше различий, чем форма Б. Форма Б опросника апробирована в исследованиях автора, проведенных на выборках общим объемом более 2,5 тысяч человек. В частности, результаты данной работы получены с помощью этой формы. (Текст опросника и ряд документов, относящихся к этой методике, можно свободно получить на сайте www.diagnostika.spb.ru).


2.3. Социализация и асоциализация


Мы построим в данной работе "полюса" ценностного жизненного пространства, которые определяются "уходом" в наркозависимость. Эти полюса будут использованы далее для ориентации направлений: социализация - асоциализация и независимость - зависимость.

Синдром зависимости определяется в МКБ-10 как "сочетание поведенческих и когнитивных явлений, при которых употребление вещества или класса веществ начинает занимать первое место в системе ценностей индивидуума". Основной характеристикой синдрома зависимости является потребность (часто сильная, иногда непреодолимая) принять наркотик, алкоголь или табак". Отметим, что вместо термина "болезнь" в МКБ-10 употребляется термин расстройство. Таким образом, следуя тексту МКБ-10, правомерно говорить о синдроме зависимости как о ценностно-смысловом расстройстве. В контексте данной работы зависимость есть область "антиценностности" или "антидуховности" и важно ее операционально определить.

Различия ценностей наркоманов и здоровых молодых людей были определены нами на выборках объемом 40 человек каждая, поровну содержащих мужчин и женщин, со средним возрастом 21,3 лет у наркозависимых и 19,6 лет у здоровых. Критерий Стьюдента определил на уровне значимости р=0,05 два набора ценностей, по которым выборки различались.

Первый набор состоит из ценностей, которые отвергались группой наркозависимых: равенство, социальная справедливость, честный, работающий на благо других (все из мотивационного типа социальность), единение с природой, защищающий природу, принимающий свою участь, подчиняющийся обстоятельствам (тип Социальная культура), верующий (тип Традиции), покорный (тип Конформизм), творчество (тип Самоопределение), мир красоты (тип Зрелость), трудолюбивый (тип Достижения). Общая семантика этих ценностей для наркозависимых обозначает неприемлемые трансформации личности или отрицание возможностей перехода субъекта из своей субъективной реальности в другую, будь то социальные правовые отношения, природа, вера, творчество, красота или труд. Субъект, может быть, отрицает не возможности перехода в другие реальности, а само существование этих реальностей, например, - реальность трезвости или ответственности. Второй набор состоял из ценностей, которые имели для наркозависимых более высокую значимость, чем для здоровых. Их оказалось всего три: интересная жизнь (тип Стимуляция), свобода и независимый (тип Самоопределение). Это направление демонстрирует ту реальность, ту часть внутреннего Мира, которая сводится к стимуляции, причем вследствие отвержения указанных выше ценностных пространств стимуляция не может происходить ни в природном, ни в социальном, ни в культурном, ни в религиозном Мирах. Остаются лишь попытки исследовать что-то в замкнутом и почти пустом внутреннем Мире, т.е. попытка уйти туда.

Для выделенных наборов ценностей мы построили новые мотивационные типы (шкалы), которые назвали соответственно социализацией и аддиктивной независимостью. Эти переменные, также как двенадцать исходных мотивационных типов Шварца-Билски, изменяются от (- 1) до 7. Для большинства наркозависимых значения социализации ниже, чем 3,3, а значения аддиктивной независимости выше 5,5. Далее в таблице 1 приводятся средние значения для 14 шкал (12 исходных и два новых) на большой выборке детей и взрослых возрастов от 10 до 70 лет со средним возрастом 15 лет. (В далее следующих таблицах распределение по возрастам указано более точно).


Таблица 1

Сделаем некоторые выводы. Во-первых, заметим, что распределение переменной "социализация" асимметрично сдвинуто в сторону низкой социализации. Это объясняется тем, что приблизительно половина выборки - подростки возраста до 15 лет. Отметим также, что во всех трех выборках социализация занимает последнее по рангу место. Это означает, что ценности, отраженные в построенном нами мотивационном типе являются проблемными во всех трех выборках и низкая социализация сама по себе не является источником или причиной аддиктивного поведения. Во-вторых, при высокой социализации аддиктивная независимость оказывается самой низкой по рангу относительно других выборок, а безопасность - самой высокой (безопасность имеет ранг 1 здесь и в полной выборке). В-третьих, при низкой социализации средние значения (уровень значимости ценностей) по выборке для всех переменных ниже средних по полной выборке, но на первых местах переменные: стимуляция, наслаждение, зрелость, которые опережают безопасность (ее ранг 4). Ранг переменной аддиктивная независимость в этой выборке равен 5 и является самый высокий относительно других выборок.

Итак, низкая социализация подростка сопряжена с доминированием триады мотивационных типов стимуляция, наслаждение, зрелость. Предположим, что ценности, входящие в мотивационный тип зрелость (полный список: мудрость, зрелая любовь, самоуважение, смысл жизни, внутренняя гармония, быть широко мыслящим, т.е. терпимым к идеям и убеждениям других) оказываются ниже по значимости, чем ценности свободы, независимости и интересной жизни, входящие в тип аддиктивная независимость. Тогда значимость безопасности окажется недостаточной для того, чтобы удержаться от стремления к интересной жизни. Потому, что стимуляция высшая ценность, которая собственно потому и только потому называется стимуляцией, что вызывает сильную эмоцию интереса. А наслаждение (вторая по значимости ценность), обеспечит вознаграждение за достигнутый интерес. Что касается безопасности способов, которыми интерес и наслаждение достигаются, то она не очень существенна. Аддиктивное поведение по определению Ц.П. Короленко есть стремление к уходу от реальности посредством изменения своего психического состояния [5]. Окончательно мы можем утверждать следующее. При низкой социализации и низкой зрелости стремление к независимости может быть реализовано как аддиктивное поведение. Этим, в частности оправдывается название построенного типа аддиктивная независимость.


2.4. Возрастная динамика иерархии ценностей


В таблицах 2 и 3 даны средние значения шкал С.Шварца (1-12) и двух шкал, построенных автором. Выделены жирным шрифтом значения, имеющие значимые по критерию Стьюдента на уровне р=0,05 различия со значениями предыдущей возрастной группы. По выделенным значениям средних видно, что самое высокое значение наслаждения имеет место в возрасте 14 лет, а самое низкое - в 15 лет. Выбор осуществляемый подростком чаще следует ценностям более высокого ранга в его индивидуальной ранжировке. Поэтому, существенно то изменение ценности, при котором изменяется ее ранг. При переходе от выборки 13 лет к выборке 14 лет шестой ранг наслаждения меняется на второй и список ценностей становится в порядке рангов таким: безопасность, наслаждение, стимуляция,самоопределение, зрелость. При этом разница между средними значениями шкал в порядке их следования составляет 0,1 балла. Такая величина мала настолько, что порядок следования первых пяти ценностей можно считать произвольным. Для тех подростков, которые имеют чуть более высокие значения аддиктивной независимости, чем среднее, риск аддиктивного поведения значителен. В 15 лет картина меняется, поскольку порядок первых пяти ценностей теперь таков: стимуляция, зрелость, достижения, социальная власть, наслаждение. Резкие изменения: падают значения наслаждения, самоопределения, конформизма (уменьшается вдвое сменяется нонконформизмом), социальности, безопасности, социальной культуры, социализации и др. Таким образом, "пик" пубертатного кризиса у мальчиков наступает в интервале 14-15 лет, в 16 лет ситуация стабилизируется (ранги ценностей сохраняются в выборке 17-летних).

Для девочек в таблице 3 можно обнаружить принципиально другую динамику в интервале от 13 до 15 лет. Действительно, возраст резких изменений для девочек - 13 лет, а не 15. Ценности в порядке рангов: безопасность, стимуляция, зрелость, самоопределение, социальность. Риска аддикции нет. Но далее, в 15 лет: зрелость, стимуляция, безопасность, аддиктивная независимость. При этом социализация и конформизм резко падают - почти так же, как у мальчиков. Таким образом, процесс ценностно-мотивационного развития у девочек не только начинается раньше (это верно только по отношению к пубертатному "всплеску"), но происходит принципиально иначе, в другой последовательности изменений для многих переменных. Все эти и многие другие результаты, извлекаемые из статистики, только констатируют те или иные изменения значимости ценностей. Для понимания динамики процессов развития мотивационно-потребностной сферы эти результаты недостаточны, потому что нам пока остаются неизвестны движущие силы, которые изменяют структуру ценностей в процессе развития.


Таблицы 2 и 3

2.5. Динамика ценностного развития


Гипотеза С.Шварца и В.Билски о мотивационных противоречиях состоит в том, что мотивационные типы в определенном смысле связаны биполярными отношениями. Противоречия в конструктах возникают при выборе субъектом противоречивых (лежащих на разных полюсах в определенном конструкте) мотивационных, целевых и т.п. единиц. Например, стремление к самоопределению противоречит конформизму и если значения шкал (переменных 4 и 6) одновременно высоки или, наоборот, низки, то можно утверждать, что структура ценностей субъекта несет динамические мотивационные противоречия (термин С.Шварца). Список гипотез о конкретных конструктах дается следующими перечнями. Во-первых, имеется 12 пар оппозиционных шкал: 4-6, 9-6, 5-6, 2-7, 1-7, 2-8, 5-8, 1-12, 2-12, 3-12, 4-10, 5-10. Во-вторых, мотивационные сферы (по которым определяются переменные - шкалы) должны допускать совместимость интересов, т.е. если субъект одинаково (высоко или низко) оценивает две жизненные сферы, то может возникнуть противоречие по несовместимости интересов в случае конфликта индивидуального с коллективным.

Рассмотрим таблицы 4 и 5 (приложение к системе ДИАГНОСТИКА). Они содержат результаты факторного анализа данных опроса по методике С.Шварца (форма Б) для одиннадцати выборок в каждой таблице. Характеристики выборок (возраст, количество испытуемых и дополнительные атрибуты) указаны в двух первых строках. Обе таблицы разделены на одиннадцать разделов, содержащих столбцы факторных нагрузок. Во всех случаях факторный анализ проведен с помощью системы STATISTIKA 5.0 методом главных компонент с вращением варимакс, при заданном минимальном собственном числе, равном единице. Количество факторов, таким образом, определялось автоматически. В таблицах даны два первых десятичных знака после запятой только для нагрузок не меньших 0,40. Ноль и десятичная запятая всюду опущены. Последние две строки таблиц содержат данные о количестве мотивационных противоречий по Шварцу-Билски. Противоречия учитывались в тех столбцах факторных нагрузок, где встречались высокие нагрузки у оппозиционных пар переменных, указанных выше. Мы рассматриваем набор выделенных на выборке факторов как систему координат в ценностном пространстве. Эта система ориентирует ценностное пространство по указанным выше принципам и некоторым образом влияет на индивидуальные ценностные пространства. Влияние прослеживается на возрастных изменениях в таблицах 4 и 5.

Кратко поясним принципы анализа ценностных структур на примерах. В таблице 4 для выборки 10-летних школьников (61 чел.) в первом столбце имеется 7 оппозиционных пар: 2-7, 2-8, 2-12, 4-6, 4-8, 4-10, 6-9. А во втором столбце таких пар две: 2-8, 4-8. Содержательно, мальчики этого возраста имеют проблемы регуляции выборов в жизнедеятельности, когда: а) их стремление к достижениям приводит к подавлению социальности (не учитывают интересы других), к нарушению их собственной безопасности или к безответственности, к нарушению духовности (внутренней гармонии, единения с природой и т.д.); б) самоопределение (свобода, выбор собственных целей и т.д.) противоречит конформизму (вежливость, подчинение другим и т.д.) и традициям (например, уважению мнения взрослых); в) конформизм противоречит зрелости (например, нарушает самоуважение). Итак, ценностное пространство для 10-летних мальчиков двумерно. Факторы можно интерпретировать по переменным с максимальными нагрузками: первый - социализация, второй - аддиктивная независимость. Пространство имеет индекс противоречий, равный 9 и поляризует ценностное пространство всего двумя конструктами.

Эти же конструкты, которые можно обозначить как социальность - асоциальность и зависимость - независимость появляются и играют важную роль в ценностных структурах для всех выборок. Процесс применения ребенком этих двух конструктов в качестве ценностных "линеек" легко обнаруживается при консультировании детей и подростков. Он порождает мотивационные противоречия, появление которых переживается с болью или огорчением как существенная неудача и запечатлевается как аффективный комплекс [6,7,8,9]. Общие закономерности ценностных трансформаций в развитии обнаруживаются в динамике количества противоречий (последняя строка в таблицах 4 и 5). Выборки взрослых мужчин и женщин не подбирались по каким-либо специальным критериям, но большая часть каждой из этих выборок состояла из людей здоровых, не злоупотреблящих алкоголем, работающих в учреждениях образования, здравоохранения и других государственных структурах. Противоречия в ценностных структурах для них отсутствуют. Структурный состав мотивационных противоречий для других выборок легко выделяется так, как это было показано выше. При этом можно видеть динамику аддиктивных изменений, если проследить за присутствием в одном факторе триады: наслаждение, стимуляция, независимость. Впервые она появляется в выборке десятилетних во втором факторе. Здесь риск аддикции невелик, т.к. с фактором коррелируют еще безопасность и зрелость. Следующая выборка с аддиктивной триадой в том же окружении - дети двенадцати лет. Затем в 14 лет мы получаем "чистый" аддиктивный третий фактор: наслаждение, стимуляция, независимость. В 15 лет его нет (заметим: его нет для большинства, но для части с низкой социализацией он присутствует - см. таблицу 1). В 16 лет он появляется, но включает безопасность, зрелость, достижения и самоопределение. У наркозависимых этот фактор распадается на два (второй и третий), причем последний из них - стимуляция и безопасность, соответствует стадии расстройства, на которой безопасность употребления есть условие выживания наркозависимого, а наслаждения при этом связано больше с аддиктивной независимостью, чем со стимуляцией.

Аналогичный анализ для женских выборок дает несколько иную картину развития, обеспечивающую больше безопасности. По-видимому, она объясняет пропорцию полов в химической зависимости.


Таблицы 4 и 5

 
Методика ЦО
     

©2004 А.Л. Лихтарников. Веб-версия статьи впервые была размещена на сайте www.diagnostika.spb.ru.







Рейтинг@Mail.ru
©2021 Обновления программ и новые материалы смотрите на сайте Диагностика-com.ru